Гомеопатия

Страница 97

Это туберкулезная конституция. Вялость, анемия и мышечная слабость являются частыми симптомами при астме и других легочных заболеваниях. В целом, любого больного астмой можно охарактеризовать как ослабленного индивидуума, чья личность не настолько сильна, чтобы справиться с проблемами окружающего мира.

В корне любой астмы, считает Alexander, всегда лежит страх отделения от матери или от ее заменителя, т. е. кого-то, от кого пациент зависит эмоционально, кто его любит и выполняет защитную роль матери. Страх обидеть эту «материнскую» личность — вот та проблема, которая лежит в основе Kali carbonicum, замечательного лекарства от астмы.

Это полные страхов, гиперчувствительные и агрессивные пациенты, вздрагивающие от малейшего звука, тревожность которых склонна принимать форму приступов астмы («плач легких»), с ощущением тоски в подложечной области (месте локализации функциональной чувствительности лекарства).

Слабость и раздражение отражают колебания больного между страхом и яростью, мрачными предчувствиями и агрессией, зависимостью и бунтом.

Для этого средства характерны кинжальные, пронизывающие, жгучие боли, которые блуждают по всему телу. Нервы чрезвычайно чувствительны к холоду, особенно к сквознякам, которые вызывают боли в подвергшейся охлаждению части тела.

Как и у других гидрогеноидных средств, таких, как Natrum sulphuricum и Thuja, симптомы Kali carbonicum усиливаются от 2 до 5 часов утра — время повышенной влажности.

Ухудшение после полового акта, который сопровождается болями в пояснице, общей слабостью, ослаблением зрения и дрожью.

Ухудшение в положении лежа на левом боку или на больной стороне, в противоположность Bryonia, которая от давления на больную сторону чувствует себя лучше.

Пациенты Kali carbonicum пассивны, застенчивы и хитры, раздражительны и чувствительны к сенсорным стимулам. Эту противоречивую модель часто можно наблюдать у астматиков в связи с их потребностью в материнской любви, поддержке и страхом потери.

Однако не следует забывать, что это чисто теоретический анализ астматической личности, а астма на самом деле не является чисто психосоматическим состоянием. Это комбинация из конституциональных, неврологических и психологических свойств пациента и аллергенных факторов окружающей среды. Приведенное выше определение распространяется на все случаи аллергии.

С другой стороны, мы все знаем, что для лечения астмы не обязательно идентифицировать или подавлять аллерген. С тех пор как Richet открыл анафилаксию, все большее количество врачей признают важность эмоциональных факторов в развитии гиперчувствительности.

Недавние исследования в области неврологии показали, что обонятельные стимулы, такие, как пыль, шерсть и пыльца цветов, действуют на обонятельный мозг и в результате — влияют на эмоции. Из этого можно сделать и обратный вывод, что хроническая эмоциональная фрустрация способна повышать чувствительность мозговых центров к аллергенам, действующим через обоняние.

Имея сильную потребность в любви и эмоциональной «материнской» поддержке, астматики часто очень привязываются к тем врачам, которые проявляют «материнскую» заботу о благосостоянии своих пациентов. Таким образом, психика и нервная система играют очень важную роль в развитии приступов астмы.

Общепринятый подход к лечению астмы заключается в назначении десенсибилизирующей терапии и обнаружении психологических источников заболевания, но он не учитывает другие важные факторы, влияющие на астматическую конституцию пациента.

Ганеман пишет, что врач должен иметь объективный и непредвзятый взгляд, чтобы понять пациента в контексте истории всей его жизни, как эмоциональной, так и патологической. Он должен постараться разобраться во взаимодействии пациента и его болезни.

Страницы: 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102

Поиск