Гомеопатия

Страница 57

Один 63-летний пациент получил огромную пользу от лекарства, которое спровоцировало рецидив старых катаральных выделений из бронхов. Он страдал от эмфиземы, астмы, ревматизма, диспепсии и полиурии. У него отмечалась повышенная нервная возбудимость, и он был чрезвычайно привередлив в отношении мелких деталей своей повседневной жизни. Он не только упрекал свою семью за каждую мелочь и легко раздражался, но и отвергал малейшие признаки привязанности со стороны жены и дочерей. Он страдал от утомляемости и стеснения в области сердца и каждую ночью стонал во сне, что заставляло думать его родственников, что он тяжело страдает.

Единственной его жалобой было ощущение сжатия в груди, как будто грудная клетка стянута тугой повязкой. Другие симптомы, такие, как чувствительность к холоду, пот, ревматические боли и желудочно-кишечные нарушения, не имели специфических модальностей. У него было артериальное давление 200/100, но сердце оставалось в хорошем состоянии.

Сравнение симптомов, выбранных в качестве определяющих, «стонет во сне» и «сжатие грудной клетки, как будто она стянута повязкой» дало следующие препараты: Arsenicum, Lycopodium, Opium и Silica. Завершавшие реперторизацию два характерных психических симптома «привередливый» и «ухудшение от утешений» указали на Arsenicum. Без реперторизации, которая привела к правильному диагнозу, я никогда бы не прописал Arsenicum пациенту, который отрицал и прятал свой страх смерти за фасадом мрачного и грубого характера, больному, который не переносит сочувствия.

Другой пациент, мужчина 41 года, в течение 15 лет страдал от астмы, которая сопровождалась хроническим ринитом, бронхитом и ощущением неясной тревоги, приводившей его в отчаяние. Он не мог указать причину, природу и модальности своей тревоги; однако, обратившись к семье, я установил, что тревога уменьшалась, когда он был очень занят работой по специальности или физическим трудом, которым он с удовольствием занимался.

Ему действительно необходимо было быть постоянно чем-то занятым, и не только чтобы успокоиться, но также чтобы уменьшить свою раздражительность, возникавшую при контакте с людьми. Он страдал от сильнейшей чувствительности к холоду: стоило ему приоткрыть какую-либо часть тела, снять теплую одежду или переохладиться во время переодевания на ночь, у него немедленно возникал насморк. Помимо прочего, он жаловался на нарушения пищеварения, запоры, обильно потел во сне, а к вечеру у него слегка поднималась температура, но все это были общие симптомы без специфических модальностей, за исключением астматических кризов, возникавших в определенные часы, и тревоги в 3 часа ночи. Перекрестное сравнение психических симптомов «улучшение, когда занят», «занятие, улучшает», «трудолюбивый» и «занятый» вместе с физическими симптомами «ухудшение при охлаждении отдельной части тела» и «ухудшение при раздевании» указало на пять лекарств: Baryta carbonica, Belladonna, Sepia, Rhus toxicodendron и Silica. Из этих пяти лекарств только у одного есть ухудшение в 3 часа ночи — у Sepia, которая и оказалась нужным лекарством.

Одна доза Sepia 200 вызвала интенсивное ухудшение в течение 48 часов, которое приняло форму тяжелого астматического приступа. Однако на этот раз его приступ сопровождался лихорадкой и обильными выделениями из бронхов. Его близкие испугались бронхопневмонии и вызвали врача. Этот врач, будучи гомеопатом, решил, что картина соответствует Antimonium tartaricum, но, прочитав мои указания, назначил плацебо. На следующий день все прошло, за исключением обильных выделений, которые приняли форму трахеобронхита, симптома, с которого началось заболевание. Через три или четыре недели его астма, тревога, раздражительность и усталость полностью прошли. Через три месяца Sepia 200 была повторена и моментально вылечила астматический бронхит, который за это время у него развился.

Страницы: 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Поиск