Гомеопатия

Страница 119

Самоубийство — это убийство своей личности, где убийца одновременно является жертвой. Неизбежность суицида может быть предопределена судьбой, которая незаметно, шаг за шагом создает условия для неизбежного разрушения.

Деструктивные тенденции Aurum проявляются как направленная на себя агрессия. Phosphorus слишком труслив, чтобы совершить суицид. Однако существуют и другие формы саморазрушения, например, пациенты могут избегать лечения, к которому, по их словам, они стремятся, согласиться на калечащую операцию, чтобы уменьшить свою жажду саморазрушения, другими словами, вложить свое уничтожение в руки судьбы.

Современная психология утверждает, что в человеке всегда присутствуют две тенденции: позитивная тенденция роста и негативная — уничтожения, агрессии и смерти. Инстинкт разрушения сопровождает все жизненные процессы, как биологические, так и психические, пытаясь разрушить то, что стимулирует жизненную силу. Также как, разжевав пищу, мы глотаем ее, чтобы усвоить, мы подсознательно создаем части своей собственной судьбы.

В пациенте Phosphorus живет глубокий страх перед своими агрессивными импульсами, вызывающими состояние тревоги и возбуждения, постоянное беспокойство и целый сонм страхов. Ответом сифилитического пациента Aurum являются муки совести. Пациенты Aurum полны ощущения вины, угрызений совести и упреков к самим себе; они не верят в вечное спасение и считают суицид единственным способом со всем покончить. Хотя в целом Phosphorus боится себя убить, тем не менее он все же способен совершить самоубийство в приступе отчаяния. Пациенты Arsenicum способны совершить суицид, потому что страх смерти, который они испытывают, — это не что иное, как разрушительная тенденция истощенного организма. Совершить самоубийство могут и пациенты Psorinum, поскольку они отчаялись и не верят ни в выздоровление, ни в вечное спасение и чувствуют себя неспособными противостоять напору усиливающегося изнашивания организма.

Phosphorus легко откликается на сексуальные стимулы, он подвержен неконтролируемым сексуальным мыслям и эрекциям. Но в то же время, как указывал Ганеман, ему не хватает жизненной силы. Половой инстинкт, наиполнейшее выражение жизненного инстинкта, настолько тесно связан с инстинктом смерти, что половой акт становится опасным и болезненным для пациента, таким образом превращаясь в табу.

Один пациент Phosphorus, молодой человек 23 лет, признался, что он боится полового акта. Он никогда не занимался сексом, его пугала мысль, что он может совершить половой акт. Он был уверен, что его яички атрофированы, и чувствовал себя безнадежным импотентом. Находясь со своей девушкой, он испытывал сильнейший страх причинить ей зло, как физически, так и эмоционально, и даже разрушить ее жизнь. Он был уверен, что суицид является для него единственным выходом, но не мог совершить его из-за страха смерти.

Другими его симптомами были: сильнейшее возбуждение и беспокойство; горячие приливы, распространявшиеся от кистей к лицу; частое мытье рук, которые были сухими и горячими; конгестивные головные боли, ослабевавшие от холодных прикладываний; жгучая жажда с желанием холодной воды; повышенный аппетит с обмороками и вялостью; акроцианоз пальцев и боль, сильнее с левой стороны. У него легко возникали кровотечения; во время бритья ему приходилось использовать специальный карандаш, приготовленный из квасцов и экстракта ферментов крови. У Phosphorus нарушена система свертывания крови; кровь может сочиться из всех отверстий. Кровотечения из носа и легких; выделение крови с мочой и кровь в мокроте при простуде являются обычными симптомами, так же как и пурпурные пятна; самопроизвольно возникающие кровоподтеки, петехии (при остром заболевании) и обильное кровотечение из мелких ранок.

Страницы: 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124

Поиск